Рубрика "Время первых"

6 мая 2022 г.

Дорогие друзья! Представляем вашему вниманию рубрику "Время первых", посвященную 85-летию Дворца. Мы публикуем воспоминания кружковцев, педагогов, руководителей и всех, чья жизнь была связана с Дворцом.

Из воспоминаний Константина Леонидовича Буторова – кружковца изостудии Дворца пионеров 1937 года, художника, Заслуженного деятеля искусств КАССР

 

Шел 1937 год. Я учился в 7 классе 9 средней школы. В школе был художником стенгазеты. Я любил рисовать, в нашей семье было три брата, и все рисовали. Двое старших занимались в изостудии В.Н.Попова.

Весной 1937 года было объявлено по школам города об открытии Петрозаводского Дворца пионеров, объявлен набор в кружки Дворца. Кружков было много разнообразных по специальности, руководимых опытными специалистами: так, шахматный кружок - руководитель Ф.Ф.Машаров, кружок радиотехники - руководитель Малафеев, кружок ИЗО - С.Д.Ершов, кружок баяна - И.Семенов, кружок фортепьяно - Д.Гликман, балетный кружок - Н.Ф.Ягор, автомобильный кружок - А.Малиновский и И.Дмитриев, кружок народных инструментов - П.Тетерин, хоровой кружок - Ц.Н.Кофьян, драматический и пионерский ансамбль – С.В.Ланговой. Директором был И.М.Моносов, завучем – И.З.Бейлин, старшим пионервожатым - А.И.Терешкин.

Дворец размещался на Онежской набережной между улицами Ленина и Большой Подгорной в здании бывшего Дворянского собрания, дом был капитально отремонтирован, и интерьер его способствовал названию Дворца. На второй этаж вела широкая парадная лестница, плафон вестибюля и стены буфетной комнаты были расписаны. Библиотека имела большой книжный фонд. Стены читального зала и мебель были отделаны карельской березой.

В кружки Дворца учащихся направляли школы с учетом желания, успеваемости и склонности к той или иной профессии. Я, естественно, был направлен в кружок ИЗО. Желающих было очень много. Из кружковцев ИЗО, после нескольких первых занятий, показавших уровень подготовки поступивших, была сформирована изостудия. В нее вошли Андрей Глесов, Михаил Агарков, Петр Филатов, Николай Сарафанов, Михаил Ташков, я и другие. Каждому студийцу был выдан инвентарь: великолепный этюдник из дуба, набор кистей, масляные краски. Если кружковцам разрешалось посещать занятия только в свои назначенные дни, то студийцы могли посещать занятия ежедневно. Итак, нача­лась для меня великолепная, очень интересная жизнь, определившая весь мой длинный жизненный путь. С утра - в школу, а после школы, покушав, к двум часам - во Дворец, благо, жил я от него недалеко - на ул. Пушкинской.

Сафоний Дмитриевич Ершов, которого мы все очень уважали и любили, был выходцем из карельско-вепской семьи из села Шелтозеро. Учился в дореволюционной Академии художеств о такими ныне большими мастерами как Фешин, Петров-Водкин и др. Проучившись в Академии три года, в 1915 году, после начала империалистической войны, вынужден был ее покинуть и вернуться в деревню, где жили его родители, т.к. он был единственным сыном у родителей, а таких в солдаты тогда не брали. Таким образом он избежал бойни 1914 года и последующий перепитий. Затем преподавал рисование в школах города и с 1937 года - во Дворце пионеров. Группу ежедневных посетителей занятий составляли также живущие недалеко от Дворца Андрей Бесов, он был старше всех нас, М.Агарков, П.Филатов, Ш.Ташков, Айза Куликова и я. После года занятий готовилась отчетная выставка работ студийцев. Каждый работал над холстом на свободную тему.

А.Бесов писал картину на тему гражданской войны "Бой над Сулат-горой", М.Агарков - "Вывозка льда", Н.Сарафанов - на сказку Пушкина "О попе и работнике его Балде". Я писал на тему, навеянную экскурсией пионеров в летнем лагере красноармейцев "Пионеры в гостях у красноармейцев".

В зале Дворца была устроена выставка этих работ. Было создано жюри, в которое входили директор Дворца, завуч, руководители других кружков, руководитель изостудии Дворца и руководитель изостудии В.Н.Попов. Первой премии был удостоен А.Бесов, второй - К.Буторов, третьей - М.Агарков.

На следующий год, когда за успехи я был премирован поездкой на экскурсию в Пушкинские горы, я обратился к директору Дворца пионеров с просьбой заменить поездку этюдником, на что директор дал согласие. Я стал счастливым обладателем этой вещи. На следующий год я был премирован экскурсией в Ленинград, Петергоф и Новгород, которую возглавлял замечательный человек Л.Гликман. В ней я принял участие и много рисовал, особенно в Новгороде.

Посещая Дворец пионеров, я интересовался и другими дисциплинами - посещал авиамодельный кружок, при котором был и планерный. Планер представлял собой одно крыло, деревянный фюзеляж, на нем стабилизатор и киль с рулями поворотов, открытыми тросами, сидением, ручкой отцепления и ручкой управления рулями высоты и глубины. Вот на этой машине я впервые попробовал оторваться от земли, это получилось, но чуть не кончилось трагедией. Когда отрываешься от земли и находишься в полете, испытываешь наслаждение и теряешь на некоторое время контроль над собой. Это случилось и со мной, когда я набрал высоту, и планер, потеряв поступательное движение, мог упасть на хвост и клюнуть носом в лед. И был бы конец и мне, и планеру. Но я вовремя спохватился, оттянул ручку от себя, планер клюнул носом, а затем плавно стал снижаться и чуть не угодил в прорубь. Так я осуществил слова, в то время популярной песни: "Все выше и выше, и выше стремим мы полет наших птиц и в каждом пропеллере дышит спокойствие наших границ”.

Мы используем cookies. Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с этим. Нажмите на кнопку «Согласен», и уведомление исчезнет.